о пустяках (la_commedia) wrote,
о пустяках
la_commedia

И напрасно вы думаете...

... что я забыла. Я пишу. Только дело это не быстрое - нужно время и вдохновение и причем одноврменно. Для тех, кто не в курсе - я рассказываю о вас в стиле вашего любимого писателя (подробности ниже). Очередь дошла до Виктории tvoe_s4astje.

Однажды в вагон СВ поезда Москва-Петербург вошла женщина, чем-то похожая на известную писательницу Татьяну Толстую (tanyant). Вечером дама долго не могла уснуть и что-то писала на обычном тетрадном листочке, который потом то ли выбросила, то ли потеряла. Нам удалось раздобыть этот текст, озаглавленный автором «Затея», и теперь представляем его вашему вниманию.

Виктория – это не имя, это – характер. Незыблемая, непоколебимая, уверенная. И каждая Лена или Света стремится попасть к ней под крылышко, каждый Сережа или Женя считает за счастье войти в число избранных – в ее компанию. Наша Вика была, как литературный герой, которым по праву гордится писатель или как шпион с безупречно продуманной легендой. Ее жизнь со школьных лет до настоящего времени знакомые и друзья могли бы рассказать с точностью до минуты. Ее биографию – уютную и вразумительную – каждый представлял едва ли не лучше собственной. Те, кто знали Вику, могли в любой ситуации уверенно предполагать, что она скажет по тому или иному поводу. При этом никто не считал ее предсказуемой или обыденной. Дело было, скорее, в ее собственном желании открыть перед окружающими лишь один строго очерченный островок своей личности.

В тот день была вечеринка по случаю двадцатилетия Викиного замужества, в котором она, в отличие от многочисленных друзей и подруг дома, тоже проявляла завидное постоянство. Цветы, милые безделушки, комплименты, угощения, разговоры, приятная музыка и даже танцы прошли своим чередом, но гости все мялись и не спешили расходиться в свою, такую неприглядную на Викином фоне, жизнь. Что же делать?

Может быть, посмотрим слайды со свадьбы? … Давайте, это так интересно!... Вика, ну, пожалуйста, покажи нам слайды!... Да-да, ведь Алекс их еще не видел!

Раз в пять лет, не чаще, чтобы слайды не приелись, Вика уступала просьбам друзей и подруг и любопытству их новых вторых половинок и выставляла на стол уже заранее подготовленный проектор. Темнота наполнялась тем самым хорошо знакомым и родным запахом пыли, подогретой на овальных спрятанных внутри железного короба лампах, а круглое пятно света, распластавшееся на белом экране, придавало всему этому сходство с заседанием какой-нибудь тайной организации подпольщиков или собранием сектантов. Только голоса были веселее.

Ой, а это кто?... Смотрите, какая у меня дурацкая прическа!... Милый, ты узнал? Это ведь я двадцать лет назад!... Глядите, а Вика-то!... Невероятно, она же не меняется!... Вика, как тебе это удается?!... Заколдованная!... Признавайся, мы всё про тебя знаем!...

Блестят нетрезвые глазки, ахают, кивают головами восхищенные почитатели, всплескивают ручки. Наша красавица! Гордость наша! Легко и приятно Вике быть гордостью, но что-то тут не так – тревожно, неуютно. И стучит в ушах: мы всё про тебя знаем! Мы всё…

- Нет, не всё! – не ожидая от самой себя, вдруг взбеленилась Вика. - Не всё!
- А вот и всё! – не сдается неугомонная компания.



Потом и не вспомнить, какой дурак это придумал, но все-то согласились, что будет весело. Вика станет задавать гостям вопросы о самой себе, причем не зная, кому именно – просто каждый вытащил из шапки листочек с номером и отвечал, когда подходила его очередь. Он знали всё! Сколько изюминок в ее традиционном кексе, во сколько лет ей подарили хомяка, как мама хотела ее назвать, когда думала, что будет мальчик, в чем она была одета на выпускной сына…

- Мы всё про тебя знаем, - смеются гости. И не вырваться, не спрятаться…
- Хорошо, - говорит вдруг Вика подозрительно спокойным голосом, - если вы думаете, что так прекрасно знаете меня, то давайте заключим пари: я на время исчезну из вашей жизни, вы же пообещаете, что не будете звонить и искать встречи со мной, а потом я появлюсь, но так, что никто из вас не сможет меня узнать, пока я сама того ни захочу. Согласны?

- Конечно согласны, - а сами уже к двери – пора и честь знать.
- Все равно не выйдет! – принимают по корзиночке со сластями для домашних.
- Нас, не проведешь! – выискивают свое среди груды из пальто и шуб.
- Ты попадешься! – целуют на прощанье разрумянившееся щечки.

Обещание, данной группой людей нарушить трудно. Каждый, испытывая желание позвонить Вике, думал о том, что подведет остальных, поэтому просто предпочитал ждать, чем закончится дело. Время шло – сначала наступило состояние паранойи, когда в каждом встречном-поперечном подозревали Вику, причем, чем невероятнее было сравнение, тем вернее казалось совпадение. Его сменило раздражение от долгого ожидания, а после безразличие, которое со временем переросло в забвение.

***
Вся компания уместилась в одном купе, а раньше они занимали чуть ли не полвагона. Да и из тех, кто решился на эту поездку, один в последний момент сдал билет. Но троица не унывала, подшучивая друг над другом они раскладывали на столе съестное, разворачивали соль в пергаментной бумажке, браво нарезали колбасу и помидоры.

Пассажир, претендовавший на четвертое место, появился прямо перед отправлением. Это была элегантная старушка, а точнее сказать – пожилая леди – ни дать ни взять мисс Марпл. Она оказалась весьма общительной и уже через полчаса ворковала с новыми знакомцами, так словно давно была частью их небольшого, но дружного общества.

Как и все попутчики, они принялись живо интересоваться конечным пунктом движения.
- Мы едем в отличный дом отдыха «***». Это наше традиционное место, – хвастались друзья. – раньше каждый год почти выбирались. Теперь-то все реже, но все равно стараемся…
- Какое совпадение! И я туда же. Помню, частенько отдыхала там с друзьями, потом – уж и не вспомню что произошло – почему-то перестала. Я больше люблю заграницу ездить. А тут недавно смотрела старые фотографии и решила вспомнить молодость, – делилась с попутчиками обаятельная соседка.

Несложно догадаться, что это была Вика, а случайные попутчики – ее старые друзьям. Несложно для нас с вами, ведь в рассказе между двумя событиями нет и тридцати строк, в то время как в жизни миновало более тридцати лет, наполненных самыми разными событиями.
Так поезд мчал по рельсам четверых стариков, безмятежно болтавших обо всякой ерунде, и ничего не знавших друг о друге.

И, как всегда подробности, для тех, кто что-то пропустил:

Запись на окололитературный флешмоб производится тут.

Прочитать все предыдущие рассказы можно по метке Окололитературный флешмоб.

Другие писатели:

Айрис Мердок
Ричард Бах
Оскар Уайльд
Акутагава Рюноскэ
Сергей Лукьяненко

Опять просьба - если читаете - комментируйте, хоть крестик поставьте, еще лучше, конечно, если вы скажете - понравилось или нет, похоже или нет и т.п.
Tags: Окололитературный флешмоб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments