January 14th, 2009

роза-сердце

И напрасно вы думаете...

... что я забыла. Я пишу. Только дело это не быстрое - нужно время и вдохновение и причем одноврменно. Для тех, кто не в курсе - я рассказываю о вас в стиле вашего любимого писателя (подробности ниже). Очередь дошла до Виктории tvoe_s4astje.

Однажды в вагон СВ поезда Москва-Петербург вошла женщина, чем-то похожая на известную писательницу Татьяну Толстую (tanyant). Вечером дама долго не могла уснуть и что-то писала на обычном тетрадном листочке, который потом то ли выбросила, то ли потеряла. Нам удалось раздобыть этот текст, озаглавленный автором «Затея», и теперь представляем его вашему вниманию.

Виктория – это не имя, это – характер. Незыблемая, непоколебимая, уверенная. И каждая Лена или Света стремится попасть к ней под крылышко, каждый Сережа или Женя считает за счастье войти в число избранных – в ее компанию. Наша Вика была, как литературный герой, которым по праву гордится писатель или как шпион с безупречно продуманной легендой. Ее жизнь со школьных лет до настоящего времени знакомые и друзья могли бы рассказать с точностью до минуты. Ее биографию – уютную и вразумительную – каждый представлял едва ли не лучше собственной. Те, кто знали Вику, могли в любой ситуации уверенно предполагать, что она скажет по тому или иному поводу. При этом никто не считал ее предсказуемой или обыденной. Дело было, скорее, в ее собственном желании открыть перед окружающими лишь один строго очерченный островок своей личности.

В тот день была вечеринка по случаю двадцатилетия Викиного замужества, в котором она, в отличие от многочисленных друзей и подруг дома, тоже проявляла завидное постоянство. Цветы, милые безделушки, комплименты, угощения, разговоры, приятная музыка и даже танцы прошли своим чередом, но гости все мялись и не спешили расходиться в свою, такую неприглядную на Викином фоне, жизнь. Что же делать?

Может быть, посмотрим слайды со свадьбы? … Давайте, это так интересно!... Вика, ну, пожалуйста, покажи нам слайды!... Да-да, ведь Алекс их еще не видел!

Раз в пять лет, не чаще, чтобы слайды не приелись, Вика уступала просьбам друзей и подруг и любопытству их новых вторых половинок и выставляла на стол уже заранее подготовленный проектор. Темнота наполнялась тем самым хорошо знакомым и родным запахом пыли, подогретой на овальных спрятанных внутри железного короба лампах, а круглое пятно света, распластавшееся на белом экране, придавало всему этому сходство с заседанием какой-нибудь тайной организации подпольщиков или собранием сектантов. Только голоса были веселее.

Ой, а это кто?... Смотрите, какая у меня дурацкая прическа!... Милый, ты узнал? Это ведь я двадцать лет назад!... Глядите, а Вика-то!... Невероятно, она же не меняется!... Вика, как тебе это удается?!... Заколдованная!... Признавайся, мы всё про тебя знаем!...

Блестят нетрезвые глазки, ахают, кивают головами восхищенные почитатели, всплескивают ручки. Наша красавица! Гордость наша! Легко и приятно Вике быть гордостью, но что-то тут не так – тревожно, неуютно. И стучит в ушах: мы всё про тебя знаем! Мы всё…

- Нет, не всё! – не ожидая от самой себя, вдруг взбеленилась Вика. - Не всё!
- А вот и всё! – не сдается неугомонная компания.

Collapse )

И, как всегда подробности, для тех, кто что-то пропустил:

Запись на окололитературный флешмоб производится тут.

Прочитать все предыдущие рассказы можно по метке Окололитературный флешмоб.

Другие писатели:

Айрис Мердок
Ричард Бах
Оскар Уайльд
Акутагава Рюноскэ
Сергей Лукьяненко

Опять просьба - если читаете - комментируйте, хоть крестик поставьте, еще лучше, конечно, если вы скажете - понравилось или нет, похоже или нет и т.п.