December 15th, 2009

роза-сердце

Тетя Жанна рыщет – жертву ищет

Нескучное чтение для утреннего чаепития


У нас очень большая родня. Можно сказать, настоящий клан. И как всякий клан, наш клан очень любит брать под свое крыло кого-нибудь, кого они считают глубоко нечастным и нуждающимся в опеке клана. У нашего клана была тетя Жанна.

Судите сами – одинокая тридцатилетняя женщина (мама ее живет в Магадане, и приезжает раз в год с грузом пряностей и излишеств красной рыбы и икры) коротает свои одинокие дни в двухкомнатной квартире, работает научным сотрудником в Институте физики (это ведь надо постараться, чтобы остаться одинокой-то при таких раскладах) и разоблачает поочередно все мировые заговоры. У нас было принято считать ее несчастной, жалеть и оправдывать все ее поступки, ссылаясь на то, что ей очень тяжело живется.

На тот момент, когда я более или менее отчетливо себя помню, ей было, наверное, под сорок (в общем-то не сильно старше, чем я сейчас), но она производила впечатление если не глубокой старухи, то некоего сформировавшегося, законсервированного существа, которое уже не должно было никак измениться. Выглядела она соответственно, то есть так, как если бы она прошла кастинг на роль старой девы. Пучок седеющих волос на затылке, очки, усики, сухощавая сутулая фигура и решительная походка. И суждения обо всем со своеобразной ехидцей.

И все же мне тетя Жанна даже немного нравилась. Несмотря на все ее занудство и вообще какую-то непостижимость моему разумению. Причина проста – она всегда разговаривала с нами, как со взрослыми. Если более старшие представители клана общались с более младшими вне зависимости от возраста последних, как с годовалыми детьми, вплоть до контроля за мытьем рук и плотностью завязывания шарфика в зимний период времени, то тетя Жанна, не будучи заморочена воспитательными идеями просто обходилась с нами так же, как со всеми остальными людьми. Ее не беспокоило, прочитала ли я «Чапаева» и «Молодую гвардию», зато она могла научить раскладывать пасьянсы.

Collapse )