July 4th, 2011

роза-сердце

Такое всякое

Нашла тут в ноуте неизвестно когда сочиненную и вроде бы даже не орубликованную заметку на очередную мамашинскую тематику, осознала, что мне это все опять предстоит и немного занервничала.

Проблема второго года

Недавно поняла, что существует серьезная проблема, которая касается женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком.

Вот представьте себе. Женщина в положении. Вокруг нее все носятся, ухаживают за ней и т.п. дальше она рожает ребенка и все как будто начинают ее меньше любить, не уделяют ей внимание, она становится пустым местом, потому что всех интересует малыш. А на ней висит вся ответственность, плюс физически первое время все очень тяжело. Начинается послеродовая депрессия. Но! Об этом в основном уже все знают, поэтому стараются ее поддерживать. Да и сама женщина может сказать: стоп! у меня послеродовая депрессия. И ей как бы психологически становится легче, что это не она одна такая, чокнутая, это нормально у всех бывает. Что происходит потом? Она уже немного втягивается в процесс, окружающие тоже стараются ее поддержать, если не физически, то морально: как тебе тяжело! А ей, конечно, тяжело. Ребенок уже набирает в весе, а сам не ходит, значит, все на руках. Это все понимают.

Но вот наступает долгожданный момент: малыш пошел! Ну, теперь тебе полегче будут, утверждают «эксперты». Интересно, на какой это планете? Если раньше передвижение ребенка можно было как-то ограничить, то теперь его нельзя оставить без присмотра ни на секунду. Он вылезает из кровати, выходит из комнаты, быстро доходит до любого запретного объекта. И вот маме, например, вдруг потребовалось, скажем, в туалет, но она не идет, она ждет подходящего момента. И он вроде бы наступает: кроха мирно играет с какой-то игрушечкой. Мама крадучись направляется к заветному белому другу, но, когда она возвращается – дислокация мгновенно изменилась: со всем полок вывалены книги, стоя на куче этих книг, малыш пытается добраться до вазы, чашка с чаем, которую мама не отнесла на кухню, уже валяется на полу, чаинки плотно втоптаны в ковер, в коте пластилин, в аквариуме карандаши, баранки в цветочном горшке, а цветок... ну, еще где-нибудь. Причем, все стояло в недоступных местах и вообще не понятно, как это могло случиться. Ничего себе пописала.

Проклиная собственную непредусмотрительность и мочевой пузырь, мама бросается устранять неполадки. И так много-много раз за день, добавим сюда прогулку, на которой никто уже не сидит в коляске, а собирает и кушает бычки, собачьи какашки, недожеванные кем-то жвачки, части тела, предметы гардероба и игрушки других детей.

Наконец, долгожданный дневной сон. Самое время приготовить обед для мужа и немного прибрать в квартире. Варим суп. Открываем кран и аааааааааааа, конечно, кран зашумел и разбудил. Укладываем заново. Понятно, что о супе и уборке речи быть не может. Просто молимся, чтобы никто из соседей не включил музыку, дрель, отбойный молоток или реактивный двигатель. И счастье, если так и будет, если нет, то... Или кто-нибудь придет. Но не кто-нибудь, кто ей поможет. А кто-нибудь, кто ошибся адресом, или звонил в соседнюю квартиру, а там никого нет, не могли бы вы передать, или картошку брать будете, или...

Дневной сон, увы, недолог, и дальше все начинается сначала. А потом приходит муж – где обед – ты же целый день сидишь дома! И почему такой бардак – неужели трудно за целый день? Вот у нас у мужика с работы – трое и жена не жалуется и все успевает.

Фишка в том, что никто не понимает, насколько ей тяжело, что помимо ваших обвинений, она сама себя проклинает за то, что не досмотрела, ничего не успела, не подхватила, не предвидела, не подготовилась заранее.

Тут должен быть какой-то душещипательный вывод, но думаю и без него все понятно.